Прес-реліз

Про лечение. Находили же лекарство в СССР против рака. Почему засекретили?

онкотераностикам

Коротко.
 Это неправда.

Это очень понятное беспокойство, что фармацевтические компании сознательно не дают ход простым средствам типа соды или абрикосовых косточек, чтобы продавать свои дорогие препараты. Надо сказать, что фармкомпании — это не единственные «игроки» на рынке противоопухолевых препаратов. Более того, они относительно недавние игроки. Многие классические препараты были разработаны исследовательскими группами без участия компаний. Да и сейчас многие группы проводят исследования в поиске новых средств. При этом основным критерием конкуренции этих групп является эффективность препарата, а не его стоимость. Более эффективный препарат может одномоментно обанкротить самую крупную фармкомпанию. Если бы сода была эффективна и это выяснила бы какая-нибудь научная группа, новость облетела бы весь мир меньше чем за день и это вызвало бы реальную катастрофу для фармкомпаний, которую они не смогли бы предотвратить.

Почему не удается найти стопроцентно эффективное лекарство от рака?

Коротко. Потому что это разные заболевания.

Термин «онкологические заболевания» обобщает сотни болезней, которые очень сильно отличаются друг от друга. И даже если выбрать одно онкологическое заболевание, то его характеристики могут сильно отличаться у разных больных. Более того, с течением времени характеристики заболевания могут меняться даже у одного конкретного больного. Таким образом, выбор лечения зависит от огромного количества вводных, и им иногда занимаются специалисты абсолютно разных профилей и направлений.

Проблема еще и в том, что «просто вырезать» опухоль нельзя. Такая идея логична, если мы считаем, что болезнь локальна и не поражает весь организм, но это в подавляющем большинстве случаев не так. Иногда для больного операции действительно достаточно, но часто видимая нами опухоль — лишь вершина айсберга, а болезнь затрагивает весь организм. Лекарства тоже помогают, они становятся все более эффективными, но они не всегда подходят всем, а иногда к ним возникает резистентность (устойчивость). Для того что бы определить подойдет ли препарат или нет, достаточно обратиться в клинику "#ОНКОТЕРАНОСТИКА"  и пройти #ОнкоDrugTest , иными словами определить индивидуальную чувствительность опухоли к химиотерапии. Более подробно об этом можно почитать здесь.

Идея заставить собственный организм бороться с опухолью, лежит в основе иммунотерапии, действительно хороша своей универсальностью, но на практике мы все равно видим, что иммунотерапия работает не у всех пациентов и не при всех типах опухолей. Наверное, потому, что разные типы опухолей по-разному взаимодействуют с иммунной системой.

Как найти специалиста по онкологическим заболеваниям в своем городе и убедиться в его квалификации?

Коротко. Это непростая задача.

Онкологическая служба  представляет собой «лоскутное одеяло»: где-то есть группы врачей или отдельные врачи, которые общаются со всем миром и принимают доказательные решения, сотрудничая с пациентом, где-то это не так. При этом качество лечения может отличаться не только в пределах одной клиники, но даже в пределах одного отделения внутри клиники.

Для того, чтобы подобрать хорошего врача под конкретную ситуацию, необходимо обладать не только инсайдерской информацией об онкологической службе , но и разбираться в онкологии как таковой. То есть принять такое решение пациенту самостоятельно довольно сложно, а скорее вовсе невозможно.

При этом надо понимать: может статься, что в конкретном городе нет адекватной медицинской помощи при конкретной проблеме и придется ехать в другой город.

Если рак уже вылечили, как избежать рецидива?

Коротко. Рецепта нет.

Это очень понятное и, вероятно, самое частое беспокойство пациентов и врачей. Поэтому доктора с опаской относятся к назначению многих препаратов, например, эстрогенов при раке молочной железы или эндометрия, иммуносупрессивных (против отторжения пересаженных органов) препаратов при практически любом злокачественном заболевании.

Каких-то рецептов, как избежать рецидива при помощи особого образа жизни или диеты, нет. Дело в том, что вероятность рецидива опухоли в наибольшей степени зависит от двух факторов: свойств опухоли и качества проведенного лечения, а это — уже прошлое.

Можно ли ходить в сауну / баню / ездить на юг после ремиссии?

Коротко. Не всегда.

Каких-то исследований, говорящих, что однозначно можно или однозначно нельзя так делать, нет и скорее всего не будет. В любом случае, наверное, не стоит подвергать организм каким-то экстремальным воздействиям сразу после агрессивного лечения, в том числе высоким температурам. Потеря жидкости может не лучшим образом сказаться на состоянии любого человека, но сложно представить, как это может вызвать рецидив болезни. Исследований о связи сауны и онкологических заболеваний очень мало, но они есть. Так, в одной работе сауна была фактором риска развития отека после удаления лимфатических узлов у женщин с раком молочной железы. И пациенткам рекомендуется  избегать таких ситуаций. Однако спа-терапия была довольно успешно использована в качестве метода реабилитации больных раком молочной железы в исследовании во Франции .

Что делать, если врачи говорят, что лечения нет?

Коротко. Нужна паллиативная помощь.

В этом случае врач должен предложить паллиативную помощь. Также можно обсудить с ним участие в клинических исследованиях. Проводится много клинических исследований новых схем химиотерапии или новых препаратов для лекарственной терапии онкологических заболеваний. Часто это самый удобный способ получить бесплатное, хорошо контролируемое лечение хорошими препаратами. 

Источник: meduza.io

Підбірка